М. В. Нестеров (1862—1942)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1972 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1972 г.
OCR Artvek.Ru


Его всегда интересовал внутренний мир человека, и это было главным, независимо от того, работал ли он над портретом или многофигурной композицией. Однако в разные периоды своего творчества Михаил Васильевич Нестеров по-разному подходил к решению этой трудной темы. Тихая грусть и лирическая созерцательность, характерная для его работ 130 дореволюционного периода, позже уступили место образу человека-творца, воспеванию красоты и значительности его созидательной деятельности.
Родился Нестеров в Уфе, в патриархальной купеческой семье, которая воспитала в нем устойчивые нравственные идеалы и религиозность. С ранних лет мечтал он стать художником. В 1877 году Нестеров поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Спустя некоторое время перешел в Петербургскую Академию художеств, однако, разочаровавшись в ней, продолжил свои занятия в Училище, где преподавали в то время В. Г. Перов, И. М. Прянишников, П. П. Чистяков, И. Н. Крамской, В. Е. Маковский.
Первый по-настоящему большой успех приходит к Нестерову после того, как на передвижной выставке 1889 года появляется его картина «Пустынник» (1888—1889). Она сразу же выдвигает Нестерова на одно из видных мест среди русских художников. Это было удивительное по своей прелести полотно. Живописец нашел тонко согласованную колористическую гамму, чтобы со всей глубиной передать тихую и спокойную красоту северорусской природы. Полон поэтического обаяния был и образ пустынника — седого и сгорбленного старца, одиноко бредущего по берегу речки. С гармонией тишины и покоя в природе сочеталась умиротворенность человеческой души.
Картина была приобретена П. М. Третьяковым, и на эти деньги Нестеров совершил свое первое путешествие в Италию, Францию и Германию.
После возвращения из-за границы художник некоторое время живет в Москве. Поиски положительного идеала приводят Нестерова к идее самоусовершенствования вдали от реального мира, к искусственной идеализации патриархального уклада жизни. Он создает цикл картин на религиозные сюжеты: «Видение отроку Варфоломею», «Юность Сергия», «Под благовест», «Великий постриг».
Идеалистическая, религиозная тенденция в творчестве Нестерова еще более усиливается в период поражения революции 1905 года. Он пишет картину «Святая Русь», которую Лев Толстой назвал «панихидой русского православия», расписывает церкви, создавая свой собственный церковный стиль. Но в, то, же время художник жадно вглядывается в окружающую его действительность. Его реалистические устремления находят яркое выражение в портретных работах. В 1905—1906 годах художник создает ряд замечательных портретов: Е. П. Нестеровой, Н. Г. Яшвиль, Яна Станиславского, два портрета дочери и др.
«Я взялся за портреты после работ в абастуманской церкви,— писал в 1907 году Нестеров. — От мистики голова шла кругом. Думал, уж мне не вернуться к жизни. И вот набросился на натуру — да как! — глотал, пожирал ее».
Жизнь подсказывала художнику новые идеи, рождала новые образы. Все это не сразу отразилось в его творчестве. Произведения первого десятилетия Советской власти, казалось бы, еще смотрели в прошлое: «Свирель», «Тихие воды» (1923).
Подлинно новую полосу в творчестве Нестерова открыл его «Автопортрет» (1928). За ним последовала галерея портретов деятелей русской культуры. Здесь по-иному зазвучали краски, другим стало содержание, изменился и художественный язык. Образ человека-созидателя, творца прекрасного нашел свое воплощение в великолепных портретах живописцев П. Д. и А. Д. Кориных, скульпторов И. Д. Шадра и В. И. Мухиной, великого физиолога И. П. Павлова и многих других.
Прекрасное владение композицией, умение найти самую характерную для модели позу, благородный, как бы светящийся изнутри колорит — все служило углубленному выявлению сложной духовной сущности портретируемых.
Общепризнано, что лучшими произведениями Нестерова являются портреты академика И. П. Павлова. Художник писал Павлова два раза, первый портрет относится к 1930 году, второй — к 1935. Здесь получили выражение все лучшие черты искусства Нестерова.
Рассказывая о том, как ему приходилось работать над портретом Павлова, художник говорил: «Неуемный старик: сидеть не любит. Все бы ему кипеть, бурлить. Наконец, сел за стол, раскрыл свежую книжку английского журнала. Ну, думаю, будет спокойно читать. Где там! Как ударит кулаком об стол! Страницу не листает, а рвет! Это он гневается на автора статьи, который возражает против его учения об условных рефлексах. Доказывает мне нелепость возражений, спорит с ним, грозя очами, негодует! Ну, на втором портрете я так и написал его с кулаками. Пусть грозит глупцам и невеждам».


При цитировании гиперссылка обязательна.