Л. Кранах Старший (1472—1553)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1972 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1972 г.
OCR Artvek.Ru


Порой эпоху немецкого Возрождения в специальной литературе характеризуют как время Дюрера. Если брать общее тяготение искусства той поры к реализму, многостороннему и полному показу действительности, то такое определение не вызывает возражений. Но оно несправедливо с той точки зрения, что XVI век — период общего большого подъема немецкого изобразительного искусства и расцвета творчества плеяды нескольких мастеров мирового масштаба. Среди них одно из первых мест должно быть отведено Луке (Лукасу) Кранаху Старшему.
Лука Кранах Старший был лучшим живописцем Саксонии. (В раздробленной на отдельные земли и княжества Германии была велика и обособленность отдельных школ в искусстве.) В Саксонии он работал с 22 лет. Родом же Кранах Старший был из Верхней Франконии, из мало чем примечательного небольшого города Кронаха. С 1500 года он жил в Вене, перед этим предварительно побывав в Мюнхене. В 1501 году Кранах появляется в Виттенберге при дворе саксонского курфюрста Фридриха Мудрого, покровительствовавшего изящным искусствам. Вероятно, молодой художник был хорошо знаком и с работами нюренбергских мастеров, и с картинами, так называемой дунайской школы. В Виттенберге на него произвели впечатление работы художника Барбари, однако уже в первых, дошедших до нас работах Лука Кранах Старший предстает перед нами как самостоятельно мыслящий и талантливый живописец.
Фридрих Мудрый назначил Кранаха придворным художником. На этой должности мастер числился и при преемниках курфюрста. Тот, кто когда-либо читал повести Гофмана из жизни средневековых ремесленников, скажем, «Мастер Иоганн Вахт», легко себе представит фон творчества Кранаха. Он быстро стал весьма богатым человеком, у него была собственная большая мастерская, где работало много подмастерьев и учеников. Его даже выбирали бургомистром — так уважаем, он был горожанами. При этом личность Луки Кранаха Старшего трудно до конца понять вне его дружбы с Лютером, поддержки им сторонников Лютера в их борьбе. Наконец, нельзя не учитывать и того, что Виттенберг не был каким-нибудь захудалым ремесленным центром. Это старый университетский город, с напряженной духовной жизнью.
Работы Кранаха первых лет его пребывания в Виттенберге говорят о влечении к сказочному и фантастическому. Среди них — и гравюры на библейские сюжеты, и гравюры, посвященные охотам, рыцарским турнирам, и такие картины, как «Отдых на пути в Египет» (1504). Художник тщательно и с любовью исполняет многочисленные детали. Линейный строй его работ сложен и прихотлив. В них очевидно акцентирование декоративных моментов, ясно читается уважение к искусству готики. Поражает редкое тогда внимание к жизни природы. Пейзаж уже сознательно включается в эмоциональную структуру произведения.
Где-то около 1510 года, после ряда разнонаправленных по своим устремлениям работ — то декоративного характера, то подчеркнуто драматических, наступает в творчестве Луки Кранаха период, когда его творческие установки действительно заметно сближаются с идеями дюреровского искусства. Это произошло под влиянием итальянского искусства, привлекшего его своей близостью природе и высочайшим мастерством. Находящаяся в ленинградском Эрмитаже «Венера» (1509) написана им явно под впечатлением от итальянцев, хотя сама трактовка темы весьма своеобразна. Сходна с ней и «Мадонна с младенцем» в собрании московского Музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. В ней очевидно стремление к пластичности объемов, плавности линий, к единству и сдержанному благородству колорита, хотя пристрастие к ювелирной проработке деталей и излишняя утонченность выдают школу немецкого средневековья.
В эти годы начинает по-настоящему формироваться и Лука Кранах-портретист. На протяжении всей своей жизни он писал портреты, очень многообразные по приемам и задачам, в них решаемым, например — великолепные парадные торжественные портреты. Один из них, украшающий Дрезденскую галерею — «Портрет герцога Генриха Благочестивого Саксонского и его супруги Катарины Мекленбургской» (1514). И здесь, как и в прочих портретах такого рода, роскошь аксессуаров, золото и пышность костюмов сочетаются с тонкой портретной характеристикой.
Лука Кранах является автором целого ряда портретов, знаменующих новую эпоху в немецком портретном искусстве, таких, как поразительные по психологической точности и глубине портреты отца Лютера (1530), гравированный портрет самого Лютера (1520) и автопортрет 1550 года. Обычно портреты эти внешне очень просты. Выполнены они в строгой, скорее линейно-графической, чем живописной манере. Предельная точность Луки Кранаха переходит уже в иное качество и иное измерение. Он чрезвычайно внимателен к внутренней жизни портретируемого, честен, порой до беспощадности. Он не только документально запечатлевает облик заказчика, но и анализирует последовательно его характер.
В 1520-е годы в творчестве Луки Кранаха намечается резкий перелом. Казалось бы, мастер уже твердо был намерен идти по пути, намеченному великими итальянцами, но он неожиданно начинает работать в 'ином духе. Нередко произведения Луки Кранаха, сделанные в последние десятилетия его жизни, связывают с маньеризмом. Другие пытаются оспаривать это. Но как бы то ни было, Кранах уже иной. Его любимой моделью становится изысканная — почти до жеманства — женщина, с косо поставленными глазами и манерно изгибающимися линиями силуэта. Не отказываясь вовсе от достижений предшествующих лет, он вновь усиливает декоративное начало в своей живописи. Он создает мир, в котором действие развивается по особым законам, где все рафинированно, утонченно. Изыскан цветовой и линейный строй, картина напоминает собой драгоценную, почти ювелирно сработанную вещь. Тем не менее, в ней достаточно сильно эмоциональное начало, хотя и скрытое за кажущейся порой рациональной системой приемов, которые варьируются из полотна в полотно. Образцы маньеристического творчества Луки Кранаха Старшего есть и в наших музеях — ив Москве, и в Ленинграде. В числе наиболее известных работ этого же плана — многочисленные «Венеры»", «Аполлон и Диана» (1530) в Берлине, «Суд Париса» (1529) в нью-йоркском музее Метрополитен.
Последователи и ученики Луки Кранаха Старшего выхолостили его стиль. Существует много работ из мастерской Кранаха, на которых, хотя они и помечены его знаком (крылатой змеей), лежит печать холодного ремесленничества. Только его сын Лука Кранах Младший сумел занять достойное место в истории искусств.


При цитировании гиперссылка обязательна.