С. Ю. Судейкин (1882—1946)


Художественный календарь "Сто памятных дат" 1972 г.
Изд-во "Советский художник", М., 1972 г.
OCR Artvek.Ru


В 1907 году, в пору тяжелого идейного разброда и растерянности значительной части русской интеллигенции, в Москве открылась художественная выставка, претенциозно называвшаяся «Голубая роза». Выставка была организована под покровительством журнала «Золотое руно», который издавался на средства крупного капиталиста Н. П. Рябушинского и объединял всех основных представителей русского символизма.
Выставка «Голубая роза» была неоднородной. Если одна группа ее участников целиком погружалась в далекую от действительности символическую фантастику, то творческие стремления другой группы были одушевлены протестом против современного общественного уклада, поисками новой живописно-пластической системы, нового образного строя. К последней группе художников принадлежал и Сергей Юрьевич Судейкин.
Профессиональное образование Судейкин получил в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, где учился у К. А. Коровина с 1897 по 1909 год с перерывом в 1906—1907 годах, а затем в Академии художеств (1909—1911).
В своих произведениях Судейкин эстетизировал дворянско-усадебный быт пушкинских времен, с нарочитой лубочностью, сочетающей в себе острый гротеск, изображал ярмарки, балаганы, сценки из жизни провинциальных русских городов. Его станковые картины были импровизационными и зачастую воспринимались как эскиз театральной декорации («Гулянье», 1906; «Бабье лето», 1916).
Еще в начале 1900-х годов, увлекшись живописно-стилизаторскими идеями В. Э. Мейерхольда, Судейкин стал одним из главных исполнителей постановочных замыслов этого выдающегося режиссера. Мейерхольд утверждал в ту пору принципы условного театра, отталкиваясь прежде всего от символистской поэтики ранних пьес Метерлинка, которые, как он подчеркивал, «требуют крайней неподвижности, почти марио-неточности». На первый план в этих постановках выдвигалось подчинение всего строя спектакля живописно-декоративной гармонии. Под воздействием этих идей Мейерхольда Судейкин написал декорации к метерлинковским спектаклям .«Смерть Тентажиля» (1905) в Студии на Поварской и «Сестра Беатриса» (1906) в Театре В. Ф. Комиссаржевской. Однако как художник-декоратор Судейкин в полную силу своего таланта проявил себя позднее, когда с конца 1910-х годов; помимо Мейерхольда, ему довелось сотрудничать с режиссерами, утверждавшими «чистую театральность», стилизацию.
Отказавшись от мягкости, «расплывчатости», блеклой цветовой гаммы декораций, присущей первому периоду его творчества, Судейкин пришел к полнокровной, сочной живописи, захватывающей зрителя эмоциональной стихией колорита.
Свои декорации Судейкин исполнял сам, не доверяя помощникам. «Я считаю, — заявлял он, — весьма важным, чтобы художник сам писал декорации, ибо значение увеличенного масштаба красок почти равносильно оркестровке». Однако зрительный образ оформлений Судейкина часто не создавал для актера психологически оправданную атмосферу действия, а имел самодовляющее значение. Так, например, спектакль «Женитьба Фигаро» Бомарше, поставленный в 1915 году в Камерном театре А. Я. Таировым, был превращен Судейкиным в красочный венецианский карнавал. Значительное место в творчестве Судейкина занимала работа над балетными спектаклями («Трагедия Саломеи», Париж, антреприза С. Дягилева, 1912; «Андалуэиана» на музыку Ж. Бизе, Мариинский театр. 1915, и др.). Судейкин оформлял также оперетты, интермедии, фарсы. Легко и свободно импровизируя, этот талантливый художник мог мгновенно сделать из самого заурядного помещения пестрый маскарадный зал, расписать и украсить артистическое кабаре, сочинить костюмы для его гостей.
Судейкин выступал и как художник-график, сотрудничая в журналах «Весы» и «Аполлон».
С 1920 года Судейкин жил в Париже, но затем покинул Францию и перебрался в США, где в основном выступал на поприще театрально-декорационной живописи, оформляя главным образом, балетные спектакли.


При цитировании гиперссылка обязательна.